Карта сайта
28 марта 2017, 11:05

Подстепные ильмени: 40% потеряно, как спасать оставшиеся 60%?

Сегодня в поселке Икряное прошла масштабная встреча общественников и представителей федеральных и региональных ведомств, посвященное судьбе уникального природного комплекса, расположенного в Астраханской области – системы Западных подстепных ильменей. Инициатором широкой общественной дискуссии стал депутат Госдумы РФ Леонид Огуль. По итогам совещания принято решение о создании межведомственной рабочей группы, которая непосредственно займется вопросом изучения и спасения ильменей.

Западные подстепные ильмени – система из 173 пресноводных и соленых озер, расположенных в дельте Волги. Западные они – потому что расположены западнее основной части дельты: посреди бэровских бугров, в низинах. Природа рассудила так, что каждую весну эти низины (а площадь их достигает сегодня 500 тысяч гектаров) наполняются водой. Тонкая пленка водной глади быстро прогревается под солнцем, и рыба устремляется сюда на нерест.

Впрочем, с приходом цивилизации правила изменились. В былые годы, до строительства цепи ГЭС на Волге и Каме вода в Каспий скатывалась каждую весну бурным потоком, а сбросы достигали значений в 40-50 тысяч кубометров в секунду (так подсчитали ученые). Паводок воспринимался, как бедствие – но ильмени заполнялись исправно, а рыбе было комфортно. Теперь же, когда человеку удалось обуздать волжские просторы, паводков сельчане боятся все меньше: даже в обильные годы сбросы достигают максимум 25-27 тыс. м3/сек. А этого не всегда достаточно для того, чтобы нерестилища наполнились водой. Дполнительных проблем добавило и строительство автодорог, которые прошли наперерез ильменям: далеко не везде удалось уложить трубы под дорогами так, чтобы вода проходила свободно. Заполнение ильменей в паводок, которое раньше занимало 3-7 дней, сегодня требует три недели, а то и месяца. И не всегда в маловодные годы такой запас времени есть…

В результате ситуация сложилась патовая: перестраивать дороги дорого, открывать шлюзы ГЭС – не всегда разумно. Особенно, если вспомнить, что в поволжских регионах в общей сложности проживает 40 млн. жителей, жертвовать интересами которых трудно. А тем временем площадь ильменей уже сократилась на 40%: многие озера не заполнялись водой по многу лет.

Как же спасать уникальный (действительно, единственный в мире) природный комплекс? Поговорить на эту тему сегодня в селе Икряное собрались представители более десятка федеральных и региональных ведомств, а также общественные эксперты и жители Лиманского и Икрянинского районов Астраханской области.

Организатор встречи, депутат Госдумы РФ Леонид Огуль, отметил важность первого в своем роде межведомственного совещания по западным подстепным ильменям:

– Все согласны, что защищать природу нужно. Но зачастую мы не знаем, как это делать, не знаем, с какого края подойти к тем проблемам, которые ставит перед нами время. И все усилия, которые предпринимаются, носят фрагментарный характер. Вместо полномасштабной системной работы практикуются эксперименты, теряется время. Сегодня мы не можем себе позволить тратить годы на то, чтобы пробовать новые методы по спасению системы ильменей и популяции рыбы. Именно поэтому я пригласил на эту встречу представителей всех ведомств: федерального агентства Росрыболовство, Волго-Каспийского территориального управления, агентства Росводресурсы, Росприроднадзора, природоохранной прокуратуры, Астраханского биосферного заповедника, института КаспНИРХ, ассоциации «Астраханьрыбхоз», районные власти и, конечно, представителей общественности. Мы с вами должны выработать единый подход к проблеме, который, я надеюсь, ляжет в основу будущего закона о сохранении экосистемы Западных подстепных ильменей – такого, какой сегодня, например, действует в отношении еще одного уникального природного объекта, озера Байкал.

Дискуссия на совещании разгорелась жаркая. Так, директор Астраханского биосферного заповедника Николай Цымлянский выступил с гневной тирадой в отношении проектов по углублению каналов-рыбоходов:

– У нас десятки миллионов выделяются на то, чтобы прокопать эти каналы: «дать рыбе путь». Но кого бы я ни спрашивал, никто – ни наука, ни чиновники – не могут ответить на простой вопрос: а какова реальная польза от этих «рыбоходов»? Природой заложен механизм, что в период нереста рыба расходилась по мелководью по всей дельте. Так было, когда паводки достигали значений в 40-50 тысяч м3/сек. Но сейчас мы всю эту рыбу загоняем в узкие каналы. И то, что там творится в нерест, не поддается описанию. Я знаю, что эта практика очень выгодна рыбопромышленникам. Им это удобно: собирают рыбу практически голыми руками. Но ведь следует понимать, что это – прямой путь к экологической катастрофе!

Еще один участник совещания, общественный эксперт Павел Андросов отметил, что значительные проблемы для сохранения ильменей создают предприниматели, занимающиеся «самодеятельной» аквакультурой.

– Система ильменей, которая простирается на запад от русла Бахтемира на 30-40 км, сегодня не изучена. Казалось бы, не так и сложно приложив должные усилия, изучить, какие озера связаны между собой, где проходит вода, что ей мешает. Но на деле мы сталкиваемся с тем, что ежегодно здесь возводятся кустарным образом гидросооружения – так называемые «завалки», которые либо призваны удержать воду, чтобы она не скатывалась обратно в Каспий, либо, наоборот, сдерживают поступление воды. Мы специально изучали этот вопрос, поднимали архивные записи, и нигде не смогли обнаружить законность подобных практик. Единственные гидросооружения, которые имеют хоть какой-то законный статус – это протоки под автотрассами, которые строились по устаревшим технологиям и параметрам во второй половине прошлого века. Все остальное: самодеятельность местных фермеров, предпринимателей, хозсубъектов… И порой она наносит прямой вред.

Начальник отдела организации товарного рыбоводства ВКТУ Росрыболовства Елена Федосеева возразила, что завалки создают законопослушные предприниматели, которые занимаются аквакультурой:

– Система ильменей – это протяженная цепь водоемов. И когда предприниматель перекрывает финальный ильмень, чтобы сохранить в нем рыбу, это не наносит никакого вреда. К тому же, общая площадь зарегистрированных водоемов для аквакультуры на территории ЗПИ – около 1%. Это ничтожно мало.

Впрочем, такое заявление лишь раззадорило общественников. Журналист Олег Сарана гневно обрушился с критикой на подобные хозяйственные практики:

– Концевые водоемы – самые мелкие и самые прогреваемые. Рыба туда устремляется на нерест. А предприниматель, который ее там закрывает – он не занимается аквакультурой, не разводит рыбу, не выпускает малька. Он эту рыбу даже не кормит! Так что я расцениваю данную практику как хищническое разбазаривание природных ресурсов. Нормальная аквакультура – это закрытый водоем, корма, это цивилизованная практика выращивания рыбы от малька до взрослой особи. А тут – на всем готовом. Хуже того, эта практика приводит к засолению водоемов. Так что через 5-10 лет этот предприниматель полностью закрывает разоренный ильмень и переходит на новый – который раньше числился «предпоследним», а теперь стал «концевым». Так не пойдет!

Страсти общественников решил остудить начальник управления аквакультуры федерального агентства Росрыболовство Виктор Ашарин. Он сообщил:

– Сегодня Астраханская область – в числе лидеров по развитию аквакультуры. В 2016 году рост составил 23%, и это очень серьезная заявка. Очень не хотелось бы, чтобы эти достижения были омрачены неподобающими практиками. Я дам поручение проверить, действительно ли некоторые предприниматели занимаются вместо аквакультуры сбором рыбы, самостоятельно заходящей в ильмени.

Наконец, беседа коснулась и такой важной темы, как темпы сброса воды. Ранее сообщалось, что в настоящее время темпы сбора на Волжской ГЭС составляют 6100-6200 м3/сек. Это средний уровень. Такие данные представила Межотраслевая группа (МОГ) по контролю за сбросом вод на Волжско-Камском каскаде ГЭС. При этом появились тревожные новости, что от Волгоградской области в МОГ поступила настойчивая просьба снизить объемы попусков до 5000 м3/сек и задержать начало паводка до 24 апреля. Причина: строители запоздали со сдачей важного инфраструктурного объекта – коллектора, и теперь срочно просят сдержать воду, чтобы завершить работы.

Леонид Огуль прокомментировал эту тему:

– Ежегодно появляются срочные и важные причины отложить паводок, нарушить сроки и снизить объемы сброса в угоду тем или иными ведомствам и отраслям. И мы постоянно слышим аргументы, что «это важное строительство», «стратегическая отрасль», «глобальная потребность»… Поэтому каждое заседание МОГ – это поиск компромисса. И единственные, кто не может отстоять свои интересы в этих спорах – это бессловесная рыба, которой нужно идти на нерест каждую весну. И ей не объяснишь, что «надо потерпеть, подождать строителей» и так далее… Мы провели ряд переговоров в Москве и уже сегодня можно говорить, что просьба волгоградских строителей, скорее всего, не будет удовлетворена. Паводок в 2017 году будет на уровне прошлого года.

Ссылка для блогов